Елена Чурилова

Фотороман Юрия Пантелеева «Грани времени»

Фотороман этот начался давно, быть может еще тогда, когда Юрий Пантелеев окончил кинофотоотделение ленинградского училища на ул. Дзержинского (ныне колледж искусств на Гороховой улице) и только начинал заниматься художественной фотографией.

Проза школы, проза жизни и работы в Художественном Фонде едва ли были благословенным источником вдохновения для художественной фотографии. Скорее им стал для Юрия Пантелеева родной город с его градостроительными законами, с его изначально деформированной психикой и, разумеется, с его культурными традициями. Фотороман - это и объемное по охвату времени, тем и сюжетных линий произведение, и собственно роман с фотографией самого Юрия Пантелеева, экспонирующего свои работы на персональной выставке художественной фотографии, названной им "Грани времени". Композиция фоторомана разворачивается по едва уловимой почти смыкающейся кольцеобразной кривой. Фигуры на пустом берегу в двух работах ("Холодный ветер" и "На пустынном берегу") являются ключом к дальнейшему повествованию. Они и одиноки и задумчивы, и драматично напряжены и умиротворенно покойны. Эти эмоции и состояния так или иначе повторяются в последующих фотостраницах выставки художественной фотографии. В цикле из четырех работ "Петроградская сторона" безлюден и полон тревожного ожидания ночной город. И также щемяще грустна лирика художественной фотографии, но источник ее уже не холодный ветер пляжа, а свет уличных фонарей. В реках асфальта и асфальтах рек они дробят свои неверные отражения в мириадах хрупких ноябрьских льдинок и негреющим свечением едва ли растопят отчаяние застывшей на скамье фигуры ("Фантом"). Словно большой натюрморт - буквально: мертвая натура художественной фотографии, - у дворового флигеля поставлен старинный автомобиль. Что-то от рокового ожидания, гражданской бессонной тоски недавнего прошлого страны затаилось в светящихся бликах его холеной стали ("Ожидание").

И вновь натюрморт - "Старая дверь". Тема тоски, обреченности и покинутости Юрием Пантелеевым здесь обострена до предела. Не скрывая литературной подосновы художественной фотографии, автор через отчетливую фактуру запечатленных предметов достигает трагического звучания. Забытая, раздетая кукла символ неустроенности человека, конкретнее - женщины, ведь не случайно лежат хризантемы у ног. Да еще нелепые отверстия пищалки на тулове куклы - это ли не знак покорности голоса?

Молчаливая женщина, вернее ее лик или даже мираж у дерева, то ли близко, то ли в ином измерении? Ствол дерева будто напрягает жилы коры, но не в силах объяснить присутствие женщины. В отличии от "Миража", "Акт" - пластически цельная композиция художественной фотографии, сделанная на натуре. Сухое дерево, послужившее своеобразным ложем для натурщицы, омертвелостью древесины посылает комплимент упругому молодому телу женщины, бесстрашно раскинувшейся под нависшей тучей. Пластика "Акта" уводит в другую эпоху, когда стилизованные формы модерна внесли свою лепту в создание мистического, иррационального облика Петербурга. Причуды модерна, его стилевая изысканность, утонченность, загадочность в художественной фотографии Юрия Пантелеева воплотились в диптих "Декаданс". Форма, линия нивелируются светом, призрачность которого подобна туманной дымке времени.

В фоторомане Юрия Пантелеева движение во времени происходит назад. Воспоминания переходят в ностальгию, смешивающую годы и судьбы. Подобно осенней листве, хранящей и память о минувшем лете и грозное предостережение зимы, эфемерны и символичны состояния в триптихе "Русский романс". Название декларирует явную литературность, ассоциативность запечатленных средствами художественной фотографии образов. Как и в романсе здесь есть лиризм, трогательная беззащитность в сочетании с декоративностью, даже манерностью и авторским капризом.

Символика душевных переживаний, свойственных человеку при жизни в следующем цикле перерастает в символику смерти или земных ее проявлений - надгробий. "Каменная нить" - название также ассоциативное. Листва и камень, как воплощение бренного и вечного, свет и тень, их граница, как жизнь и смерть, как тайна запредельного, - пожалуй в этом философский смысл цикла художественной фотографии "Каменная нить" и кульминация фоторомана Юрия Пантелеева. Своеобразным эпилогом хотелось бы назвать "Небесный круг". Структурно разнообразное кружево крон деревьев создает мотив вращения, устремления ввысь и слияния с ажурным пространством неба. От земли через природу к небу, - концепция в художественной фотографии не новая, но верная и светлая.

Остальные фотопроизведения, представленные на выставке "Грани времени" можно рассматривать как дневники путешествий и рабочий материал. Творческие поездки на север и в Крым, прогулки с фотоаппаратом по улицам и паркам Петербурга воплотились в художественные фотографии, порой изысканные по цвету и свету, порой более традиционные и менее мастерские rib композиции. Лишь изредка автор использует технические средства и приемы, чаще полагаясь на естественное состояние среды, богатое разнообразие фактур материалов, игру теней и отражений. Юрий Пантелеев - фотохудожник неравнодушный к прошлому и настоящему, открывающий для себя и зрителя бесконечные возможности художественной фотографии, богатство родного города и мира.

21.02.2007

Комментарии (1)

Elena
17.11.2010
Безысходность, тоска, обреченность, невозможность что-то изменить... Уже не в первый раз встречаю в искусстве изображение детской куклы, вызывающее именно такие ассоциации. Печально...

Разместить комментарий