ШКОЛА ФОТОГРАФИИ

Сегодня фотография стала доступнее и легче, чем когда-либо прежде, поэтому школа фотографии становится востребованной для все большего количества людей. Производители снаряжения изощряются, запуская в производство камеры, назначение которых — сделать процесс фотосъемки как можно легче и проще. Школа фотографии поможет самостоятельно разобраться в многообразии имеющихся в продаже фотокамер и фотопленок, позволяющих получить высококачественные результаты в любой вообразимой ситуации. Уличные фотолаборатории встречаются чуть ли не на каждом углу, поэтому результаты фотосъемки можно увидеть уже в течение часа.

Стремительное развитие компьютерных технологий, прогресс в области цифровой записи изображения обусловили огромный интерес к устройствам, позволяющим получать фотографическое изображение без химической обработки. Отсутствие потерь в качестве при длительном хранении и копировании, неограниченные возможности компьютерной обработки изображения привлекают художников, фотографов, компьютерщиков, как профессионалов, так и любителей.

Многие впервые сталкиваются с компьютером, поэтому школа фотографии становится насущной необходимостью для таких людей. Но и для специалистов полезно сравнить цифровую фотографию с традиционной пленочной. Школа фотографии поможет окончательно сделать выбор в пользу того или иного направления, или, используя достоинства обоих, получать неожиданные, а зачастую и превосходные результаты. Школа фотографии позволит разобраться, что необходимо для занятий цифровой фотографией каждой группе пользователей, и в какую сумму, на сегодняшний день, обойдется любимое хобби.

Немало полезной информации школа фотографии предоставляет начинающим фотографам при приобретении оборудования для фотосъемки. Чтобы получить лучший результат и не переплачивать за ненужную аппаратуру, пришедший в магазин покупатель должен четко представлять себе, чем он собирается заниматься и какой результат намерен получить. Школа фотографии научит ориентироваться в терминах и понятиях фотографии, иначе, попав в руки недобросовестного продавца, можно переплатить немало честно заработанных денег.

Однако, несмотря на значительный прогресс в технике, фотография по-прежнему остается творческим процессом, который в большей степени зависит от мастерства и пытливости фотографа. Вы можете приобрести самое дорогое, самое современное оборудование, но без наличия знаний, опыта и вдохновения ваши усилия, вероятнее всего, пойдут насмарку. Школа фотографии позволит любому, даже начинающему фотографу, получить исчерпывающую информацию на все интересующие его вопросы в области техники и искусства фотографии.

Школа фотографии Юрия Пантелеева представляет собой насыщенный фактами, составленный в удобной и практичной форме сборник популярных статей. Главное назначение этих статей — снабдить начинающего фотографа всей необходимой информацией, которая потребуется по мере того, как будет возрастать его интерес к занятиям фотографией. Чтобы получить нужную информацию в школе фотографии, необходимо только перейти по ссылке, и найдется решение любой проблемы.

27.09.2016

Самоучитель фотосъемки

Самоучитель фотосъемки, используя который новичок-фотолюбитель мог бы научиться более-менее прилично фотографировать, сегодня можно без труда найти в любом книжном магазине. Однако глянув на прилавок и увидев изобилие толстых и не очень толстых томов, посвященных фотографии, любой человек потеряет былую решимость освоить теорию и практику фотографии самостоятельно.

Хорошо, если после такого неудачного опыта любитель постарается заменить самоучитель фотосъемки какими-нибудь курсами по фотоделу. Однако чаще всего сразу после выхода из книжного магазина в сознание закрадывается крамольная мысль: «Современные фотоаппараты полностью автоматизированы и нет особой необходимости тратить время на самоучитель фотосъемки – техника сама все сделает. Главное – навести камеру туда, куда надо, и нажать ту кнопку, которую надо».

Простой фотолюбитель во многом прав, рассуждая именно таким образом! Сегодня практически каждый человек сам становится фотографом и в состоянии создавать без особых усилий фотографические шедевры великолепного качества, ни разу даже не взяв в руки самоучитель фотосъемки, а ограничившись изучением технического описания к цифровой камере. Всю технологическую часть процесса съемки все больше берет на себя современная техника.

Человеку остается лишь творчество. И вот здесь самоучитель фотосъемки вновь выходит на передний план. Фотограф должен в реальной жизни найти то неповторимое, что создает образ, при этом разрешить компромисс между глубиной резкости и величиной диафрагмы, между контрастом снимаемого сюжета и прорисовкой мелких деталей на снимке, между плохим освещением и короткой выдержкой. Хороший снимок — это всегда чудо человеческого творчества, материализовавшегося в готовую фотографию.

В данной ситуации самоучитель фотосъемки для начинающего фотолюбителя становится руководством к действию. Автор данного сайта вовсе не считает, что на этих страничках размещена исключительно правильная информация по освоению творческого процесса создания фотографических шедевров. Однако он очень надеется, что этот своеобразный электронный самоучитель фотосъемки поможет начинающему фотографу немного сориентироваться в сложном мире профессиональной фотографии.

27.09.2016

Композиция

Редкая рецензия на произведения фотоискусства обходится без фразы: «Снимок выразителен по композиции». Что она означает?

В пространственном искусстве, к которому относится и фотография, под композицией в широком смысле этого слова разумеют систему изобразительного истолкования сюжета. В более узком, формальном, значении композиция — это рациональное соединение отдельных частей изображения в целостную картину. Назначение такого соединения — максимально усилить идейно-художественное воздействие произведения, способствовать правильному его пониманию, активизировать внимание зрителей.

В оценке эстетических достоинств произведения мы исходим из одного критерия: жизненной правды и красоты. Вот почему автор обязан позаботиться о гармонической связи всех компонентов изображения и отчетливо выразить свой замысел. Приемы композиции многообразны, и каждому из них предназначено быть средством выражения определенной идеи.

Как писал И. Н. Крамской, композиции «нельзя научиться до тех пор, пока художник не научится наблюдать и сам замечать интересное и важное. С этого только момента начинается для него возможность выражения подмеченного по существу; и когда он поймет, где узел идеи, тогда ему остается формулировать, и композиция является сама собою, фатально и неизбежно, именно такою, а не другою».

Умение строить композицию картины вытекает из умения видеть натуру. Компоновать — значит выражать свое отношение к объекту. Художник всегда проявляет себя как оценщик явлений жизни. Уже на предварительной стадии организации сюжета проверяется его творческая способность обобщать и типизировать — отбирать и отделять постоянное, существенное от случайного, частного. Нельзя раскрыть тему без отбора явлений и фактов, без образного обобщения.

Нельзя поэтому и композицию понимать упрощенно, ограничиваясь расстановкой фигур или предметов на картинной плоскости. Недопустимо также фетишизировать какой-либо отдельный прием. Каждый элемент композиции должен нести определенную смысловую нагрузку и подчиняться основной мысли автора. Чтец, расставляя акценты в тексте, знает, когда и как поднести слово,— он руководствуется соотношением всех частей литературного произведения. Живописец также добивается взаимосвязи и соразмерности всех частей своей картины. Однако его задача не сводится к простой координации изобразительных элементов между собой. Композицию надо понимать шире, как метод творческого мышления художника.

«Главное для меня — композиция,— рассказывал художник Суриков о своей «Боярыне Морозовой».— Тут есть какой-то твердый неуловимый закон, который можно чутьем угадать, но который до того непреложен, что каждый прибавленный или убавленный кусок холста или лишняя поставленная точка разом меняет композицию».

В другом месте живописец говорит о построении такой композиции картины, в которой ничего не переставишь и не переменишь: «... какое время надо, чтобы картина утряслась так, чтобы переменить ничего нельзя было. Действительные размеры каждого предмета найти нужно. В саженной картине одна линия, одна точка фона и та нужна. Важно найти замок, чтобы все части соединить». Суриков ясно понимал зависимость темы от способа ее выражения. Создавая на своих знаменитых полотнах образ исторического героя, он долго и мучительно искал наиболее выразительные композиции.

Одна из функций композиции — владеть вниманием зрителя. Глаз ищет на картинной плоскости прежде всего тот зрительный центр, который помогает уяснить идею произведения. Внимание рассеивается, если в самом расположении объектов не соблюдена смысловая связь. В том особенно наглядно убеждают жанровые сюжеты, вмещающие кроме людей пейзаж, интерьер, предметы быта. Многоплановые снимки, как правило, выразительнее одноплановых — они свободнее по архитектонике и разнообразнее по темам.

В произведении с хорошо продуманной композицией нет обособленных смысловых кусков — все составляющие его части взаимно согласованы. Если бы каждая из них смотрелась порознь, то не создалось бы общности впечатления. Когда мы рассматриваем картину Репина «Не ждали», то взгляд останавливается прежде всего на пришельце в дверях, а затем уже переходит на другие персонажи. О безупречной композиции этого полотна писалось много. Мы словно сами присутствуем в комнате, где происходит событие, и следим за переживаниями его участников. Острота их психологической характеристики поразительна. Как много говорит нам хотя бы «поза» ног испугавшейся девочки, выросшей без отца...

Построение композиции картины предопределяется ее сюжетом. Стоит только в ней что-то изменить, как изменится и смысл изображения. Примеры тому дает та же классическая живопись. «Было замечено, что композиция «Сикстинской мадонны» так тонко построена, что достаточно лишь взглянуть на нее в зеркальном отражении (при котором вся сюжетная сторона сохранится и изменится лишь композиция) и картина потеряет значительную долю своего обаяния: в фигуре мадонны исчезнет легкий подъем, плавный, спокойный ритм. Все эти приемы композиции применены в «Сикстинской мадонне» с таким тактом, что начала равновесия и ритма, вся ее гармоническая закономерность невольно воспринимаются как исконные признаки самой природы».

Лучшая композиция та, которую не замечаешь. Недаром говорят, что искусство композиции состоит в умении скрывать приемы. Отсутствие навязчивости — первый признак слитности формы и содержания. Всякая назойливость изобразительных приемов, будь то неоправданный обрез, головоломный ракурс или чрезмерная контрастность, дезориентирует зрителя.

Принципы организации композиции различны, но их назначение одинаково: сделать произведение конструктивно законченным, неделимым. Совершенная по композиции картина заключает в себе только один сюжет. Какой бы объект ни взять, ему должна соответствовать своя, наилучшая структура изображения. Если вы можете предложить другой, более удачный вариант композиции, значит, предыдущий был несовершенным. Вот почему И. Е. Репин, тринадцать лет работавший над «Запорожцами», в поисках лучшего решения неоднократно изменял или вовсе убирал великолепно написанные фигуры.

«Композиция должна быть построена так, чтобы построение ее убеждало меня в том, что она не может быть построена иначе; фигура должна двигаться или находиться в состоянии покоя так, чтобы она убеждала меня в том, что она не может действовать иначе»,— говорил Дидро.

27.09.2016

Основы фото композиции

Общие положения о композиции живописного произведения в равной степени распространяются и на художественный снимок. Фото композиция также предусматривает связь основных элементов изображения. При съемке эту связь устанавливают направлением оптической оси объектива. Необходимо, чтобы зритель сосредоточил внимание прежде всего на той части изображения, которая получена проекцией центрального луча объектива.

Фото композиция снимока всегда отличается каким-то единством составляющих его элементов. Весь изобразительный строй фото композиции подчинен общему ритму — каждая линия и пятно перекликаются между собой. Такая фотография легко воспринимается и ее приятно рассматривать.

Художественное воздействие фотографии зависит от того, насколько хорошо продумана фото композиция, т. е. насколько все компоненты изображения скоординированы между собой по законам динамики, ритма, равновесия или симметрии. Взаимосвязь элементов фотоизображения может проявляться и в масштабном сопоставлении предметов и в контрастах света и тени. Если в кадре, скажем, превалируют линии, то основу фото композиции составит их ритмическое чередование. Если снимок строится на равновесии или симметрии его частей, то в фото композиции приобретает значение распределение светотеней. При всех условиях фотоизображение должно быть зрительно упорядочено — иметь смысловой центр и сохранять тональное соотношение планов.

Фотография — искусство техническое. Но, как ни велико воздействие технологии, в работах ярко выраженного творческого почерка всегда преобладает какой-то принцип фото композиции. В одном случае фотохудожник использует такой выразительный прием построения фото композиции, как контраст светотеней, в другом — тональную гармонию пятен и линий, в третьем — уравновешенность всех частей изображения и т. д. Это создает стилевые особенности фотоизображения.

Однако неверно на этом основании выделять и рекомендовать определенные типы построения фото композиции. Тяготение к установленным схемам порождает безличное творчество и появление удивительно схожих снимков. Подгонять сюжет под нормативную схему — занятие столь же бессмысленное, как подсчитывать комбинации красок вечернего заката. Схем построения фото композиции много, но они не существуют независимо. Фотоискусство отображает реальную жизнь. Изменяется жизнь, изменяются темы и сюжеты, а с ними — и принципы построения фото композиции кадра.

Фото композиция отличается динамичностью, стремлением передать движение вечно изменчивых форм внешнего мира. Способность фиксировать мгновение — самое неоспоримое преимущество фотографии. Человек, вооруженный фотоаппаратом, успевает запечатлеть в окружающей действительности многое такое, что не может увидеть живописец.

Фотография всегда будет сильна способностью показать жизнь со стороны, недоступной живописи. У фотохудожника шире горизонты наблюдения. Получив свободу выбора места съемки, он смог расширить и традиционные принципы фото композиции — тональное равновесие, ритмический повтор, подчинение части целому и пр. Объектив позволяет произвольно смещать планы, перспективу, пропорции.

Поиски новых решений, разумеется, не должны переходить в самодовлеющий эксперимент. Если в природе все построено по законам целесообразности, то в искусстве — еще и по законам красоты. К сожалению, фотографы нередко злоупотребляют самим понятием «фото композиция». Порой случается, что явную недодержку при проявлении принимают за «рыхлость фото композиции» и с глубокомысленным видом рассуждают о «тональной неуравновешенности фото композиции» и т.д.

При построении фото композиции следует обязательно учитывать тональность фотоизображения. В фотографии тон играет ту же роль, что и колорит в живописном полотне. Художественной фотографии присуща широкая шкала светотеневых переходов, но это не означает, что рисунок должен пестрить. Задача фотохудожника — так построить фото композицию кадра, чтобы привести его к тональному единству. Общая тональность изображения, зависящая от силы источников света, падающих на объект, также служит смысловой мотивировкой образа. Далеко не безразлично, в какой тональности представлено, например, лицо человека. Даже разные отпечатки с одного негатива могут изменять впечатление. Поэтому очень важно сохранить верное соотношение оттенков, продумывая фото композицию, например, фотопортрета.

27.09.2016

Композиция кадра

Фотоснимок — не картина в масле, но и к фотохудожнику относится требование найти «замок», скрепляющий все части изображения в единое целое. Стремясь выразить свой замысел, он продумывает композицию кадра — последовательно выбирает точку съемки, план, ракурс, свет. Иначе говоря, ищет точного соответствия средств фототехники задуманной идее образа. Всякое иное построение композиции кадра будет свидетельствовать о непродуманном подходе к сюжету.

«Если в картине много порядка и ясности,— пишет Анри Матисс в своих «Заметках живописца», — то значит, что с самого начала этот порядок и ясность существовали в уме художника или что художник сознавал их необходимость». В применении к фотографии мысль Матисса можно выразить так: фотохудожник должен умозрительно видеть наилучшую композицию кадра еще до спуска затвора.

Забота о построении композиции кадра начинается еще до обращения к визиру и завершается лишь при кадрировании отпечатка. Но в отличие от живописца, вольного размещать предметы изображения по собственному усмотрению, фотограф всегда поставлен перед необходимостью считаться с данным состоянием натуры. Выбор точки съемки связан, в свою очередь, с положением аппарата и взятым ракурсом. Расстояние до объекта, угол наклона оптической оси объектива, высота найденной точки — все это влияет на масштабы и форму изображаемых предметов, а, следовательно, и на композицию кадра.

Фотографическому изображению свойственна детализация. При планировании композиции кадра фотограф не отказывается от подробностей, но выбирает из них наиболее многозначащие. В ряде случаев удается раскрыть сюжет через отдельную деталь изображаемого предмета. Какая-нибудь частность, дающая представление о целом, порой способна обрисовать человека полнее, чем самая подробная моделировка всех внешних черт. Именно стремление к лаконичности в построении композиции кадра, к устранению лишних подробностей имел в виду Дега, когда говорил: «Искусство есть умение жертвовать».

Для построения композиции кадра особенно специфично сочетание двух планов — переднего и заднего. «Вот, например, очень крупно снятая деталь летящего истребителя — часть фюзеляжа и кабина, в которой видна голова пилота, а дальше в глубоком пространстве неба видны два маленьких самолета,— пишет критик об одном из композиционных приемов. — Это сочетание весомого, конкретного изображения самолета на переднем плане с почти условным изображением двух мчащихся вдали истребителей создает впечатление высоты полета, романтичности и одновременно реальности происходящего (Ю. Скуратов, «Да здравствует мир на земле!»).

Такая композиция кадра невозможна ни в живописи, ни в графике. Там она производило бы впечатление совершенной противоестественности: зачем вдруг понадобилось художнику отсекать часть самолета и ставить ее в таком странном ракурсе? Но для снимка, сделанного, очевидно, с борта другого самолета, такое построение композиции кадра вполне естественно, так же как естественна часть крыла, врезающаяся в пейзаж, снятый с воздуха. А введите это крыло в картину — она сразу превратится в перерисованное фото».

Фотоснимок может иметь замкнутую композиции кадра, не выходящую за пределы кадра. Вместе с тем фотохудожники ввели в практику широкое панорамирование, а также обрез изображения, вынесенного за границы картинной плоскости. Последний прием часто используют при репортажной съемке. Свободная композиция кадра может создавать впечатление случайности, но эта «случайность» на самом деле подсказана замыслом. Отказ от замкнутых форм построения композиции кадра, применение крупных планов с обрезом изображения, обращение к увеличенным против натуры пропорциям — все это разнообразит архитектонику фотографического изображения.

Исходя из требований привычного зрительного восприятия, мы оцениваем фотоснимок прежде всего по степени завершенности и гармоничности всех его частей. Это зависит от умения строить композицию кадра, а значит, и от умения мыслить образно.

Способность пространственного мышления подразумевает развитое чувство композиции кадра. Каждый сантиметр кадра — свидетельство этого чувства. В учебных заведениях некоторых стран композиции кадра преподают даже как самостоятельный предмет. В Японии, например, ученикам предлагается несколько раз нарисовать животное так, чтобы оно угадывалось по фрагментам. Это так называемая «композиция дубового листа».

Остается добавить, что композиции кадра отличается от композиции кинокадра. «Движущееся изображение» фильма воспринимается совокупно с другими в монтажном сцеплении кадров. Фотоснимок же рассчитан на отдельное и притом длительное рассматривание.

Велика роль таких технических факторов, как оптика и освещение. И тем не менее на будущую структуру композиции кадра влияет прежде всего точка и момент съемки. Непродуманный их выбор нередко приводит к раздробленности кадра.

В процессе съемки фотографу необходимо отделить основной объект от окружающих его предметов, то есть получить светописный рисунок, не одинаковый по глубине резкости. Этого достигают наведением на фокус и диафрагмированием. В зависимости от сюжета и подвижности самого объекта применяют то малую, то большую диафрагму. Но, вообще говоря, в каждом конкретном случае результат решает не столько свойство объектива, сколько собственное чутье, умение отделять главное от второстепенного.

Заранее продуманное заполнение кадра — залог верного построения композиции кадра. Никакая последующая «вытяжка» не добавит того, что было упущено при наблюдении через видоискатель. Опытный профессионал мыслит целостной суммой впечатлений от натуры. Располагая объект в рамках кадра, он знает, что фронтальное положение фигуры, да еще при полном фасе лица, неизбежно порождает статичность. Более оживляет композицию кадра поворот головы в три четверти.

27.09.2016

Композиция портрета

Цель композиции портрета — дать представление о сущности образа. Как же этого достигает современный фотохудожник?

Принцип объединения изобразительных элементов обусловлен видом изображения (портрет в рост, поколенный, поясной, головной и т. д.). Очевидно, что в индивидуальном портрете важнее всего социальная и психологическая характеристика объекта. Впрочем, к ней стремятся также в групповом портрете. Однако композиция портрета в этом случае сложнее — она зависит от сюжетной мотивировки объединения персонажей.

Многофигурное изображение может быть составлено из нескольких групп при условии какого-то единства их действия. Все это не освобождает от предварительного продумывания композиции портрета даже при моментальной съемке. Фотограф иногда вынужден усаживать или ставить снимающихся так, чтобы они не мешали друг другу. Не исключено также размещение по несходству их физического типа. Еще Леонардо да Винчи рекомендовал при построении композиции портрета высокого человека ставить рядом с низким, худого — с толстым или сопоставлять их по фасону одежды («Трактат о живописи»).

Композиция портрета предусматривает расположение изобразительных элементов. Но объект съемки подвижен, и всякое расположение должно выражать собой движение. Его передают позы, жесты, мимика.

При построении композиции сюжетного портрета совершенно не обязательно формировать многоплановое изображение. Напротив, правильнее выносить действующих лиц на первый план, чтобы показать их внешнее различие.

Какую бы композицию портрета ни принял бы фотохудожник, сделанный им снимок должен отвечать одному непременному условию: иметь так называемый «центр внимания». Уяснить идею произведения помогает совпадение зрительного и смыслового центров.

Фотографировать необходимо с учетом особенностей нашего бинокулярного зрения. Этому значительно содействуют объективы с достаточно длинными фокусными расстояниями — они передают масштабы и пропорции форм без заметного искажения. Помимо оптики нужен подбор соответствующих источников света. Учитывая их особое значение, можно сначала определить композицию портрета, а затем уже подбирать высоту расположения и направления лучей взятого осветителя.

Композиция портрета — не обособленный процесс. Он охватывает несколько стадий. Спрашивается: как должен поступить автор, стремящийся уловить движение? Ведь совершенно очевидно, что не объект съемки придан к осветительным приборам, а, напротив, их нужно приноравливать к нему.

Говорить о композиции портрета, основанной на равновесии фигуры и фона, можно лишь в отношении сюжета, где много пространства. Здесь вступает в права взаимодействие контрастирующих тонов. Если фигура человека занимает, скажем, левый край кадра, то ее стремятся чем-то уравновесить справа (пейзажем, зданием, предметом интерьера). Иначе создалось бы впечатление неустойчивости. Снимок лучше смотрится, когда фигура или голова с освещенной стороны отделены от края или, наоборот, приближены к нему с теневой.

Старое правило портретной съемки гласит, что лицо должно быть расположено выше центра кадра и на равном расстоянии от краев. Не удивительно, что строгое следование такой композиции портрета приводит к шаблону. Как же это совместить со стремлением разнообразить композицию портрета?

Вопрос задавал еще Дидро, уделявший много внимания форме живописных произведений. Великий просветитель считал главным признаком хорошей композиции портрета его «действие». Под этим он подразумевал наличие движения, выраженного свободным поворотом головы и мимикой. Дидро желал видеть кроме сходства еще внутреннее состояние человека. «До тех пор, пока портретисты будут передавать только сходство без композиции, я о них буду мало говорить...» — писал он.

Известно немало отличных портретов с композицией, где на картинной плоскости сознательно оставлена ничем не заполненная площадь. Или, наоборот, масштабы изображения настолько укрупнены, что фигура или голова показана только частично. Убрав за кадр волосы, лоб, плечи, фотомастер как бы приближает лицо к зрителю (часть вместо целого — распространенный прием фотографической композиции портрета).

Однако при построении композиции портрета для съемки фигуры двигающегося человека неосмотрительно выводить из кадра ту часть будущего изображения, в сторону которой он движется. В равной степени это касается и головного портрета, где с выражением лица связано направление взгляда. Здесь также напрашивается требование оставить впереди лица свободное пространство.

Мастер познается в разнообразии композиций портрета. Современные фотохудожники прибегают к самому неожиданному размещению объекта в кадре. Частым случаем стало, например, построение, композиции портрета, основаннго на равновесии противоположных по диагонали углов.

Изображение живого человека нельзя уложить в прокрустово ложе стандартных схем. Нет незыблемых правил композиции портрета, и тем более не может быть никаких навсегда установленных «типов» построения. Самая убедительная композиция портрета — та, которая подсказана жизнью.

«Я считаю,— говорил художник П. Кончаловский,— что идея композиции портрета всегда заключается в самой действительности. Когда эту созданную природой композицию пропускаешь через себя, тогда-то и видишь, что природная композиция портрета оказывается страшно верной, что она выше всех перестановок, какие может изобрести человек. Думать, что можно скомпоновать лучше природы,— это ошибка: надо просто окончательно продумать то, что видишь, чтобы понять, как там все великолепно устроено. Надо только все время, постоянно и внимательно разбираться в том, что видишь...».

Так утверждает живописец, вольный заниматься «перестановкой». Как же не согласиться с ним фотохудожнику, сила искусства которого в неоспоримой достоверности запечатленного факта!

Точная композиция портрета — следствие точности наблюдения. В фотопортрете выбор формального решения целиком обусловлен содержанием сюжета. Задача построения композиции портрета сводится к отбору тех изобразительных элементов, которые глубже раскрывают внутреннюю основу образа.

Фотопортрету недостаточно быть грамотно «слаженным» — в нем еще должна присутствовать мысль. Современная фототехника позволяет воспроизвести внешний облик в мельчайших подробностях. Но не в том смысл творческого фотографирования. Правдоподобие деталей еще не создает художественной правды. Существеннее убедиться, насколько детализация композиции портрета усиливает образ. Поэтому в ряде случаев предпочтительнее лаконичность, обобщающая форму и открывающая зрителю простор для воображения.

В построении композиции портрета допустим любой формальный прием, но важно, чтобы он способствовал воплощению идейного замысла. Иной раз даже острые ракурсы и преувеличенные пропорции более оправдывают себя, чем каноническая композиция, обратившаяся в трафарет.

Группировка изобразительных элементов не подчиняется каким-то раз навсегда установленным правилам. Едва ли поэтому можно согласиться, например, с таким определением: «Правильное сочетание элементов изобразительной формы». Композиции портрета — не детские кубики, которые требуется правильно сложить, чтобы получить картинку. Многие произведения живописи построены совсем «неправильно», но от этого они не перестают быть выдающимися.

Неоспорима польза учебных руководств по фотографии. Без них невозможна практическая подготовка многомиллионной массы фотолюбителей. Но вкусу и наблюдательности нельзя научиться по литературе. И кто вступает на путь профессионализации, тот должен помнить, что подлинное творчество — всегда поиск.

Побольше фотоснимков, хороших и разных,— часто повторяем мы. Лишь разнообразием композиции портрета, наряду с углубленным проникновением в образ, можно выразить богатство человеческих характеров, настроений, чувств, выразить широту интересов и устремлений нашего современника.

27.09.2016

Портретная фотография

Художественная портретная фотография не сразу стала самостоятельным искусством. Начав с откровенного заимствования приемов портретной живописи, она длительный период находилась под ее влиянием. Лишь с прогрессом фототехники наступила ее эмансипация. Фотохудожники доказали свое право сознательно воздействовать на портретную фотографию.

«Портретная фотография вполне может дать результаты, удовлетворяющие основным требованиям искусства, — утверждалось через полвека после получения первого дагерротипа.
— Может, но дает ли? — спрашивал автор этого утверждения. И отвечал:
— В портретной фотографии, как и везде в искусстве, выступает вперед личный элемент: ars est homo additus naturae (искусство — человек в неразрывной связи с природой). Как в картине за художником-техником виднеется художник в тесном смысле, художник-творец, так из-за безличной техники должен выступать человек...»

Портретная фотография ведет рассказ о времени через поступки и характеры людей. Недаром ее называют зрительной памятью истории. Мы благодарны Дагеру прежде всего за то, что даже при несовершенстве техники его изобретение позволило создать галерею фотопортретов выдающихся людей XIX столетия. Портретная фотография донесла до нас лица Гоголя, Диккенса. В Москве найдены редчайшие дагерротипные портреты великого русского артиста М. С. Щепкина и его друга — комедийного актера И. Живокини (их автор — фотограф Г. Пейшес).

Портретная фотография позволила создать бесценные фотопортреты, запечатлевшие облик знаменитых людей своего времени. Очень часто фотографировали Льва Толстого. В 1909 году по приезде в Москву из Ясной Поляны он посетил музыкальный магазин Циммермана на Кузнецком мосту. Фоторепортеры не преминули обратиться к нему с просьбой позировать им тут же, на месте. Писатель согласился. Газета «Голос Москвы» тогда писала: «Для будущего биографа Льва Николаевича такие фотопортреты послужат незаменимым пособием, и все мы, конечно, должны быть глубоко благодарны В. Г. Черткову и семье Льва Николаевича за ту заботливость, с которой они все усилия употребляют на то, чтобы сохранить для потомства побольше таких фотопортретов»

В книге «Лев Толстой в фотографиях современников» воспроизведены фотопортреты, сделанные с некоторых негативов (а их более десяти тысяч), хранящихся в Московском государственном музее Л. Н. Толстого. Созданная с помощью портретной фотографии эта документальная иконография может помочь живописцу, графику, скульптору в творческой работе над портретным образом великого писателя. Серия фотопортретов известной личности, созданная с помощью портретной фотографии — незаменимое пособие в работе скульптора или живописца, ценнейший биографический материал. Если это групповой фотопортрет, то он показывает окружающих его людей, бытовую обстановку и даже позволяет установить время действия.

Портретная фотография всегда была верной помощницей мастеров пространственного искусства. Некоторые из них успешно применяли отдельные принципы портретной фотографии в собственной творческой практике.

В английском журнале «The Burlington Magazine» (1962 г., №5) напечатана статья Аарона Шарфа «Живопись, фотография и изображение движения». В ней прослеживается взаимоотношение живописи и портретной фотографии во французском искусстве конца XIX века. К портретной фотографии проявляли интерес столь противоположные художники, как Мейссонье, Дега и Сера.

Русские живописцы тоже не пренебрегали портретной фотографией. Известный художник-педагог Павел Чистяков, преподававший в Петербургской Академии художеств, даже ввел в курс практических занятий перерисовки фотографий.

Его предшественники — профессора той же Академии — относились к портретной фотография с недоверием, видя в ней своего конкурента. Но, как пишет один их современник, «Деньер заполучил как-то в свою студию одного из старейших профессоров, гравера Уткина, и снял его фотопортрет. Фотопортрет понравился. Вслед за ним переснимались у Деньера, кажется, все профессора Академии художеств, как-то: Бруни, Пименов, Марков, Шамшин и другие». Так портретная фотография получила признание даже у самых консервативных представителей изобразительного искусства.

Сам Деньер тоже художник (он окончил Академию художеств). Распространенный ныне портрет Тараса Шевченко, принадлежащий кисти И. Н. Крамского, целиком написан по фотопортрету Деньера.

Крамской, работавший в молодости ретушером и много сделавший для пропаганды портретной фотографии, считал портрет Ф. М. Достоевского, сделанного М. Пановым, одним из лучших прижизненных изображений писателя. Живописец писал о фотопортрете: «Что в нем примечательно — это выражение. По этому фотопортрету можно судить, насколько прибавилось в лице Достоевского значения и глубины мысли. Портретная фотография редко дает сумму всего, что лицо человеческое в себе заключает, в фотопортрете же Панова явилось счастливое исключение. Можно догадываться, что в данном случае в помощь портретной фотографии явился такой момент в жизни Достоевского, как пушкинский праздник в Москве: фотопортрет этот снят после его знаменательной речи о значении Пушкина».

Наконец, известны факты, когда сами прототипы предпочитали портретную фотографию живописным портретам.

Нескольким художникам позировал И. С. Тургенев. Но фотопортрет профессионального фотографа его удовлетворил больше всего. «Лучший мой портрет — профильный, что я снимался у Бергамаски», — говорил писатель П. Гнедичу. То же самое он повторил в письме к Полине Виардо. Известно также, что А. П. Чехов предпочитал портретную фотографию непохожему живописному портрету. (Кстати сказать, Антон Павлович долго хранил фотопортрет какого-то священника, подсказавшую ему сюжет «Архиерея».)

Портретная фотография — создание объективных документов жизни. В этом качестве фотопортрет может служить материалом специального исследования и даже учебным пособием. Великий русский режиссер К. С. Станиславский часто обращался к портретной фотографии. Театральный фотограф М. А. Сахаров часто снимал его на протяжении многих лет в разных ролях. По словам самого фотографа, Константин Сергеевич каждый раз пользовался портретной фотографией при подготовке новой роли. Сравнивая фотопортреты, он контролировал по ним свои жесты и мимику, чтобы еще лучше отшлифовать пластику сценического движения.

Во все времена основной задачей искусства портретной фотографии было изображение человека и окружающей его жизни. Как и живопись, портретная фотография показывает людей в многообразии характеров, поступков, конфликтов. Фотохудожник стремится также раскрыть внутреннюю сущность своего персонажа, дать ему верную социальную характеристику.

Истинный фотохудожник-портретист — отнюдь не копиист внешних физических примет прототипа. Воссоздавая с помощью портретной фотографии облик конкретной личности, он выражает и свое понимание чужого характера.

Кроме индивидуальности прототипа есть еще индивидуальность исполнителя, проявляющая себя в личном отношении к объекту. Сравните фотопортреты разных мастеров, снимавших одного и того же человека в один и тот же час. Все кадры неизбежно окажутся различными. Их будет отличать не столько точка съемки или композиция, сколько авторская трактовка! Еще до обращения к визиру фотохудожник воспринял человека по-своему, и портретная фотография только подтвердила сложившиеся представления о нем.

Впрочем, иногда можно услышать другое: «Портретная живопись — это образ жизни, портретная фотография — ее зеркало. Живописец истолковывает факт, фотограф регистрирует его». Так рассуждают те, кто отказывает портретной фотографии в самостоятельности изобразительного языка. Они склонны считать портретную фотографию лишь средством наглядной информации и отказывают ей в способности образного обобщения.

Время показало, что с прогрессом фототехники портретная фотография вышла из узких рамок бытового назначения и жанровой ограниченности. Ее идейно-эстетические функции теперь необычайно расширились. Искусство портретной фотографии уже в состоянии раскрывать сокровенный мир человеческой психологии. Человеческое нас приближает к пониманию жизни скорее, чем что-либо другое. Известно немало художественных фотопортретов, авторы которых достигают глубокого образного обобщения.

И в том все больше убеждают сегодня отечественные и международные фотовыставки. С их стендов смотрят на нас проникновенные яркие образы современников...

27.09.2016

Поза для фотографирования

Правильно выбранная поза для фотографирования способна запечатлеть неуловимые мгновения нашего душевного состояния. Никакой моментальный набросок не может в этом превзойти моментальный снимок.

Человек — объект подвижный, изменчивый. Но случайные, мимолетные позы для фотографирования еще ничего не говорят о нем. «...Движения должны быть вестниками души того, кто их производит», — напоминал Леонардо да Винчи.

Действие в дополнение к позе для фотографирования усиливает портретную характеристику, раскрывает новые грани характера. Что ни личность, то свои привычки двигаться, жестикулировать, наклоняться. Присмотритесь, как люди сидят и слушают: один откинулся назад и спрятал руки за спину, другой сложил их на груди, третий оперся на кулак или обхватил колено.

В свое время замечательный русский художник П. А. Федотов составил серию специальных зарисовок «Как люди садятся». Изучать особенности движения человека, позы для фотографирования входит и в задачу фотопортретиста.

Типично «мужской» позой для фотографирования считается заложенная нога за ногу. Но, вероятно, найдутся еще и иные. Только никогда не надо повторяться, усаживая свою модель. Разве не шаблоном стала поза для фотографирования с рукой, приложенной к щеке? Есть и другого рода штампы. Природа наградила человека энергией, оптимизмом, жизнерадостностью. Некоторые фотографы, почувствовав эти свойства характера в своем персонаже, почему-то изображают его беспричинно улыбающимся бодрячком. Это, несомненно, снижает образ.

Движущийся человек, непрерывно меняющий свое положение, изменяется и в зрительных представлениях о нем. Вот почему здесь все решает верно выбранная поза для фотографирования. Очень важно зафиксировать движение так, чтобы избежать фазы перехода одной позы в другую. Их совпадение порождает статичность и даже причудливость запечатленного положения.

Общее требование к позе для фотографирования — передать естественное живое движение — относится прежде всего к поясному и фигурному портрету. В этих видах изображения особенно необходимо единство позы для фотографирования, жеста и взгляда.

Поза для фотографирования
М. Елин. П. С. Столярский (1939)
Обратите внимание на портрет профессора П. С. Столярского работы одесского фотографа М. Елина. Облик известного музыкального педагога определен верно найденной позой для фотографирования. Эта поза для фотографирования выразительно передает грузность старческой фигуры. Наблюдательный мастер подчеркнул ее положением рук, опирающихся на колени. Здесь они — смысловой и зрительный центр. Автор не соблазнился нарочитым освещением и ретушью, к чему нередко прибегают работники съемочных ателье. Вкус и доброжелательное чувство к человеку способствовали углубленной трактовке образа.

Поза для фотографирования может много сказать о персонаже. Даже не видя лица, мы способны догадываться о действиях и намерениях человека. Особенно в том убеждают жанровые сюжеты.

Выразительность позы для фотографирования не следует понимать как ее экстравагантность. Напротив, только простота, естественность, непринужденность позы для фотографирования создают жизненную достоверность. Именно это имел в виду А. М. Горький, писавший И. И. Скворцову-Степанову: «Художнику... необходимо застигать людей врасплох и отнюдь не в позах для прелестного фотографического снимка» (письмо от 30 ноября 1927 года).

Выбор позы для фотографирования — камень преткновения для многих портретистов. Не все умеют находить непринужденное, живое положение фигуры. Поэтому часто предпочитают компромисс: поколенный портрет заменяют менее сложным — бюстовым или головным.

С позой для фотографирования тесно связано и положение головы. Устанавливая ее поворот или наклон, следует учитывать асимметрию лица. Между тем фотограф не всегда показывает ту часть лица, которая более характерна для человека.

Запечатлеть позу для фотографирования — не просто зафиксировать какое-то движение. Нужно еще уловить такую его фазу, которая глубже раскрывает внутреннее состояние человека.

— Почему в результате, может быть, напряженного труда художника порой рождаются скучные, неинтересные портреты? — задавался вопросом наш известный живописец Павел Корин.

И отвечал:

— Во время позирования устает и сам портретируемый, и художник, зачастую попадая под власть этой уставшей натуры, не может сохранить в своей памяти то главное, что увидел в человеке.

Фотографу, а тем более фотожурналисту, не угрожает такая опасность. Ему достаточно доли секунды, чтобы запечатлев позу для фотографирования в том движении, которое присуще данному человеку.

Практика студийной съемки знает понятие «позировочный портрет». Им как бы подтверждается право профессионала на режиссуру. Но оно не сводится к тому, чтобы заставить человека принять ту или иную позу для фотографирования. При всех условиях фотограф должен сохранить присущее человеку естественное положение.

Особенно необходимо избегать достижения какой-то определенной позы для фотографирования детей. Любовь к ним не должна переходить в приторную слащавость, чем нередко грешат иные профессионалы из бытовых ателье. Совершенно незачем и прихорашивать ребят — иначе они обращаются на снимках в чрезмерно благонравных, сверхопрятных кукол. Ребенок непоседлив. Чтобы запечатлеть его в живом движении, нужно отказаться от приемов съемки, применяемых со взрослыми. Одно появление «дяди с аппаратом» не столько отвлекает, сколько настораживает.

Видимо, фотографировать детей лучше всего во время игр, или когда они настолько увлечены, что не замечают фотографа. Учитывая возраст и рост, нередко приходится выбирать позу для фотографирования с уровня пояса или даже с колена. И наконец последнее: снимать надо издали длиннофокусной оптикой.

Когда объектом съемки становится оратор, лектор, поэт или артист, при выборе позы для фотографирования нельзя оставить без внимания их жесты. Движения рук красноречиво говорят о профессии.

Образ Маяковского особенно впечатляет в тех снимках, где выбрана поза для фотографирования, при которой показана вся фигура поэта-трибуна. В сравнении с головным портретом фигурный дает более полное представление о внешнем облике. Достойно сожаления, что наши фотомастера редко обращаются к позам для фотографирования человека в рост.

Между тем еще В. Стасов привлекал к этим позам для фотографирования внимание. Впервые обнаружив дагерротип Гоголя, сделанный в конце 1845 года (заметьте, дагерротип!), он отмечал, что «фигура писателя в высшей степени интересна и характерна. И притом выбранная поза для фотографирования — поворот головы и глаз, взгляд — для каждого из нас дала что-то новое, еще невиданное, мы Гоголя никогда еще таким не знавали и не представляли себе».

Лучшая поза для фотографирования
А. Родченко. Портрет матери (1924)
В 1958 году на международной выставке в Будапеште экспонировался «Портрет старого фотографа» — работа известного чехословацкого фотомастера Иозефа Эйма (снимок публиковался в «Советском фото»). На нас смотрит человек, умудренный профессией и согнутый годами. И одно то, как выбрана поза для фотографирования, как он стоит и держит руку под жилетом, уже создает индивидуальную характеристику.

Лучшая поза для фотографирования та, которая вытекает из поведения портретируемого. Подметить индивидуальный жест или позу — это уже наполовину обрисовать характер... Перед фотографом — его мать. Кому, как не сыну, лучше понять душевный мир самого близкого ему человека? Он видит, как сдает зрение старой женщины, жадно тянущейся к печатному слову. Все чаще прищуривает она правый глаз под стеклышком очков. Не желая надевать их, читает через одно стекло... Эту позу для фотографирования, этот жест, ставший типичным, подсказал А. М. Родченко, сюжет психологического, полного лиризма портрета «Мать».

Мимика своеобразный жест лица
В. Песков. В Африке мороженое тоже холодное...?
Жестикуляция, как и поза для фотографирования,— активный элемент характеристики. Экспрессия жестов, мимики, взгляда особенно необходима в жанровом портрете. В фотографии жанровую сцену нельзя инсценировать. Она создается самой жизнью. Фотомастер должен показать взаимоотношения действующих лиц в узловой ситуации. Поза для фотографирования, при которой происходит пассивная фиксация происходящего, здесь недопустима.

Динамику движения выражает не только поза для фотографирования, но и мимика лица. Когда человек разговаривает, артикуляция органов речи заметно меняет форму губ и рта. Одновременно изменяется и взгляд, обычно направленнный на собеседника или слушателя. Мимика — своеобразный «жест» лица. В том можно убедиться по снимку В. Пескова «В Африке мороженое тоже холодное...?»

Нет ничего переменчивее выражения лица, отражающего смену мыслей и чувств человека. И первая задача портретиста — уловить в этой смене какую-то постоянную черту, характеризующую человека.

Наиболее выразительная характеристика
Е. Кассин. Юность
Взгляните на снимок Е. Кассина «Юность». Очень удачно выбрана поза для фотографирования. Привлекательное лицо жизнерадостной девушки запечатлено в тот самый момент, который придает облику наиболее выразительную характеристику. Ее дополняет легкая прядка волос, упрямо пересекшая щеку. Выбранная поза для фотографирования сообщает портрету удивительную жизненность. Перед нами поэтический образ, типичный для молодежи с ее порывами, мечтами и верой в будущее.

 

 

 

 

 

27.09.2016

Освещение лица

Из учебников известно, что односторонним, без подсветки, освещением лица трудно выявить его формы с необходимой объемностью. От света, резко направленного сверху, появляются нежелательные тени в глазницах, под носом и подбородком; от направленного снизу — другие грубые тени.

При освещении лица на портретное сходство влияет не только распределение светов и теней по объемам лица, но и само положение головы. Если, скажем, наклонить голову вниз, то удлинится нос, а если дать глубокие тени с обеих сторон лица — значительно удлинится весь овал. Влияет даже площадь освещенной поверхности. Чем площадь больше, тем полнее кажется лицо.

Когда снимают на пленэре (открытом воздухе), то на освещение лица оказывает влияние также время суток, то есть угол падения солнечных лучей. Короткие полуденные тени (особенно при съемке на юге) заметно скрадывают пропорции головы и фигуры. Человек, снятый сверху в летний полдень, производит впечатление приплюснутого к земле.

Внешний облик портретируемого может стать совершенно неузнаваемым, если не соблюсти некоторых обязательных условий освещения лица во время съемки. Нельзя, конечно, предусмотреть все случаи зависимости от освещения; но те, которые прямым образом влияют на изменение сходства, должны учитываться в первую очередь.

Учебные руководства приводят немало примеров того, как освещение лица воздействует на трактовку портретного образа. Ограничимся одним элементарным, но достаточно показательным. Возьмем случай съемки при двух источниках света и при разном их размещении. Как в этом случае освещение лица сказывается на изобразительной характеристике портрета?

Все приведенные здесь снимки сделаны «Зенитом» (объектив F-135 мм, скорость затвора примерно от 1 /2 до 1/30 сек, пленка 45 единиц ГОСТа). Освещение лица искусственное: две лампы по 75 вт.

Освещение лица
Освещение лица
Освещение лица

Рассмотрим первые три фотографии. Без нашей оговорки вряд ли вы согласитесь признать на них изображение одного и того же человека. Причина — разница в масштабах, тональности, положении головы и в самой расстановке светильников для освещения лица.

С передвижением источников света для освещении лица одни детали погружаются в тень, другие высветляются. Одновременно перемещаются блики и рефлексы на поверхности кожного покрова. Все это изменяет восприятие: лицо кажется худым или полным, молодым или старым, то есть наши представления о человеке складываются в самом противоположном направлении.

Выбор точки съемки
Передний (лобовой) свет
Задний (контровой) свет

Вторая группа снимков не вызывает сомнений в объекте. Автор позаботился не просто об освещении лица, но и о выборе точки съемки и наклоне головы. Передний (лобовой) свет он оставил на том же месте, а задний (контровой) постепенно приближал, стремясь им отделить лицо от фона. При этом общая тональность снимков осталась одинаковой. Из-за отсутствия полутонов большая часть лица получилась плоской. В идеале же светописная передача объемных форм должна отличаться тонкой градацией светотеней. При постановочной портретной съемке такого освещения лица достигают моделирующим светом с помощью подсветки или отражателей.

Лицо потонуло в глубоком мраке
Использованы оба источника света
Уточненный рисунок глаз и губ

Неравнозначна по результатам освещения лица и третья группа. Стоило отнести лобовой, рисующий, свет на далекое расстояние, как лицо потонуло в глубоком мраке и напоминает передержанный позитив (первый снимок этой группы). Целесообразнее для освещения лица использованы оба источника света в последних двух фотографиях. Здесь нет резкого членения светов и теней, возникающего при односторонне направленном свете. Уточненный рисунок глаз и губ позволяет разнообразить выражение лица.

Вы не знакомы с прототипом в жизни; проанализируйте снимки и решите сами, какой из них лучше определяет облик девушки.

27.09.2016

Портретная характеристика

Искусство фотохудожника в создании фотопортрета самым непосредственным образом связано с таким понятием, как портретная характеристика. «В искусстве прекрасно только характерное»,— говорил французский скульптор Роден. Основу типического портретного образа составляет обобщение. Однако типического образа не создать, если он не вберет в себя какие-то характерные частности портретной характеристики.

Человек как объект изображения — не только представитель определенной социальной группы, но и отдельная индивидуальность. Можно нарисовать портрет человека вообще, но нельзя изобразить конкретную личность, игнорируя особенности ее внешнего облика, что можно реализовать только путем портретной характеристики. Внешнее, будь то физические черты, костюм или манера держаться,— выразительный показатель внутреннего.

Классическим примером гениального использования портретной характеристики является картина И. Е. Репина «Государственный совет» — целая портретная галерея человеческих типов. Говоря словами В. В. Стасова, мы видим «собрание бесстыдных изобретателей мерзости и преступлений». В реальной действительности, то есть в день заседания совета, эти люди, возможно, выглядели иначе. Но гений наблюдательного художника показал их, допустив сатирическое обобщение. Великий художник достиг этого благодаря острой портретной характеристике каждого образа.

Что же такое портретная характеристика?

Вот как портретную характеристику понимал выдающийся русский художник — непревзойденный мастер психологического портрета В. А. Серов: «Любое человеческое лицо так сложно и своеобразно, что в нем всегда можно найти черты, достойные художественного воспроизведения,— иногда положительные, иногда отрицательные. Я, по крайней мере, внимательно вглядевшись в человека, каждый раз увлекаюсь, пожалуй, даже вдохновляюсь, но не самим лицом индивидуума, которое часто бывает пошлым, а той портретной характеристикой, которую из него можно сделать на холсте... Поэтому меня и обвиняют, будто мои портреты иногда смахивают на карикатуры».

В. А. Серов действительно отличался необыкновенным умением использовать портретную характеристику, проникать в глубины душевного мира своих моделей. О его портретах Валерий Брюсов писал, что они «срывают маски, которые люди надевают на себя, и обличают сокровенный смысл лица, созданного всей жизнью, всеми тайными помыслами, всеми утаенными от других переживаниями».

Итак, вникать в «сокровенный смысл лица», чтобы раскрыть психологию человека, дать его портретную характеристику, всегда было творческой целью выдающихся портретистов живописи. И фотохудожнику никогда не мешает учиться у них психологическому проникновению в образ.

Творчество Серова представляет особый интерес еще и потому, что ранние его портреты написаны не столько в цветовой гамме, сколько в тональной. «Таковы, например,— пишет исследователь,— портреты Ермоловой, Горького, Ливен, М. А. Морозова, портретная характеристика которых построена на контрастах нескольких больших тональных отношений, довольно близких друг к другу по своим цветовым качествам...».

Точная портретная характеристика на картинной плоскости
С.Иванов-Аллилуев. Сергей Эйзенштейн
Изучая произведения русских живописцев, немало полезного в создании портретной характеристики можно извлечь также из творческого опыта П. Федотова или, скажем,— В. Маковского. Эти художники — наиболее «фотографические» в смысле острого наблюдения жанровых сцен. Федотов мог извлекать значительный социальный смысл из самого обыденного житейского эпизода. К тому же благодаря большому композиционному дарованию оба мастера умели давать своим персонажам точную портретную характеристику и на картинной плоскости.

Портретная характеристика на полотнах кисти выдающихся художников совмещают достоверную передачу черт наружности с глубоким проникновением в душевный мир человека. Изображение характеров — одно из средств исследования общества. Известно немало изображений великих людей, портретная характеристика на которых стала их биографией-характеристикой.

Портретная характеристика выступает убедительнее, если она одухотворена творческой волей мыслящего художника. «Подлинный портретист,— писал народный художник СССР К. Юон,— дает не столько изображение глаз портретируемого, сколько стремится передать его взгляд, он изображает не рот своей модели, а движение губ, передает не столько наружный облик позирующего, сколько ищет выражение его характера, отражение его внутреннего существа во внешних чертах».

Может ли фотограф, пользуясь фотографической техникой, достигнуть подобной портретной характеристики? Ведь известно, что некоторые живописцы отказывают фотографии в способности обобщения и образного истолкования действительности. Они видят преимущество живописца прежде всего в том, что, истолковывая факт, он домысливает его.

Да, фотопортрет исключает домысел — он отображает лишь конкретную реальность. И все же это нисколько не ограничивает возможностей фотографии как искусства, нисколько не снижает возможность создавать портретную характеристику, усиливая тем самым идейно-художественного воздействия фотопортрета.

Некоторые художники не склонны признавать фотографию самостоятельным искусством. Впрочем, это не мешает им считать искусством свои... старательные перерисовки фотоснимков. Говорят, что фотографы и живописцы поделили между собой творческие качества: фотографы взяли себе зоркость, а живописцы — воображение.

Фотография не допускает синтезирования
Л. Лазарев. С. Я. Маршак
При всех суждениях одно несомненно: всякое произведение реалистического искусства представляет собой единство отвлеченного замысла и конкретных наблюдений. Принципиальная цель фотографа та же, что и живописца: используя портретную характеристику, создать портрет-образ. Живописец пишет картину по эскизам и этюдам. Создавая портретную характеристику, он может перерабатывать материал натуры, усиливать экспрессию отдельных черт лица. Фотография не допускает синтезирования. Нельзя документальное изображение подменить монтажной аппликацией, составив лицо человека из нескольких кадров.

Портретная характеристика человека на фотопортрете — также итог авторских раздумий, развитой наблюдательности, композиционного чутья. Все ли знают, какими творческими муками достается создание этой портретной характеристики? Десятки предшествовавших ему кадров носят характер тех же своеобразных этюдов. Не будь их, фотомастер не смог бы получить, наконец, тот единственный снимок, который назовет законченной работой.

Фотохудожник не просто воспроизводит натуру — он также выражает свое отношение к ней. Давно изжила себя легенда о холодном бесстрастии объектива. В том убеждают лучшие фотопортреты. Достаточно посетить любую современную фотографическую выставку, чтобы видеть, что фотограф может быть хорошим психологом и как портретист может в портретной характеристике выражать очень тонкие нюансы своего поэтического восприятия человеческой психологии, может конкурировать с гравюрой и законченным рисунком, художественно вводя соответственные технические элементы в свое произведение.

Тот же великий Репин надписал на своем фотопортрете: «...я не нахожу слов для похвалы фотографу. Сильный фон, черный цвет необыкновенно приятен... И с таким вкусом напечатано, в меру...».

Похвальные отзывы можно умножить, но, разумеется, не в них дело. Художественный фотопортрет должен давать портретную характеристику, раскрывать индивидуализированный человеческий характер. Чтобы добиться этого средствами фототехники, необходима особая зоркость, соединенная с опытом и вкусом. Фотографируя человека, мастер ищет главную, определяющую черту его характера. Выделять в лице существенное — единственно закономерный путь к созданию правдивой портретной характеристики.

Индивидуальные признаки лица многообразны и каждое имеет свою объемную форму. Задача состоит в том, чтобы выразить эту форму тактично, не доводя до шаржа. Портретная характеристика подразумевает не утрирование физического склада, а пластичное выделение того главного, что делает людей непохожими друг на друга. Суть портретной характеристики — сохранить нерасторжимое единство индивидуального и типического.

27.09.2016

Фотопортрет. Виды и формы

Многие вопросы фотоискусства еще остаются областью общих фраз и субъективных оценок. Достаточно сказать, что даже в определении видов фотопортрета существует произвольная классификация. Так, например, в одном методическом указании к программе фотокружка для начинающих предлагается: «Рассказать о делении фотопортретов по назначению и характеру исполнения на официальные, производственные и бытовые».

Откуда такой жанровый «табель о рангах»? Чем должен отличаться по характеру исполнения бытовой фотопортрет от всякого другого? И как понимать сам жанр? Может, обратиться к ремесленникам из съемочных павильонов. Они хоть более конкретны в определениях. Иные из них готовы дифференцировать фотопортреты по улыбкам: «без зубов» и с оными.

Абсолютизация изобразительных средств неизбежно приводит к формализму. «Грамотно» построенный фотопортрет остается только рассудочной конструкцией, если его формальное решение не одухотворено творческим замыслом. Далеко не всякий мало-мальски удачный фотопортрет заслуживает названия художественного. Право на такое определение имеют лишь снимки, отвечающие всем требованиям, предъявляемым к произведению фотоискусства.

Хороший фотопортрет, сделанный фотохудожником, позволяет зрителю увидеть в чертах конкретной личности образ-тип, персонифицирующий собой людей определенной социальной категории. Такой фотопортрет показывает типическое через индивидуальное, раскрывает за внешним внутреннее.

Внутренний мир человека всегда составляет основное содержание художественного фотопортрета. Определенное психологическое состояние может послужить даже отдельной темой. Этим объясняется, в частности, существование сюжетных фотопортретов под отвлеченными названиями: «Отдых» «Сон», «Раздумье», «Мечты»... Фотография фиксирует и поведение людей, они выказывают себя уже самой манерой держаться — позой, жестикуляцией, мимикой.

Художественные фотопортреты, подобно живописным, разделяются на индивидуальные и групповые. Далее, в свою очередь на головные, погрудные (или бюстовые), поясные, поколенные, фигурные (в рост). Фотопортреты получили теперь самое разнообразное назначение. Они не только самостоятельное произведение искусства, но и объективный научный документ, анатомический атлас, информационная иллюстрация, книжная обложка, плакат и т. д.

В практике фотографирования утвердилась также классификация, исходящая из приемов получения фотопортрета. Различают фотопортреты: репортажный, исключающий инсценировку, и поставленный (то есть режиссерски подготовленный). Всякий иной вид фотопортрета обусловлен самим объектом. Скажем, детский портрет. Дети — самые беспокойные натурщики. Их активное противодействие какой-либо нарочитости обязывает прибегать к моментальной и по возможности незаметной съемке.

Некоторые разновидности фотопортретов вызваны исключительно практическими требованиями (например, паспортный). Бытовой фотографии известен также интимный и семейный фотопортреты, отличающиеся стандартной композицией. Массовая продукция съемочных ателье неизбежно несет печать штампа и нередко связана с требованиями заказчиков. Самостоятельный творческий подход здесь удается проявить лишь при наличии маневренной аппаратуры.

По сравнению со всеми существующими видами фотопортрет отличается особо точной конкретизацией составляющих его элементов. Поэтому малейшее изменение их взаимосвязи ведет к снижению портретного сходства, а с этим и к утрате достоверности.

На изобразительное качество фотопортрета влияют не только приемы съемки, но и последующая обработка позитива. О стилевых признаках фотопортрета судят по его оптическому рисунку, световому балансу, крупности плана и т. д. Линейная и воздушная перспектива, передающая глубину пространства, в фотопортрете не играет такой доминирующей роли, как, скажем, в пейзаже. Зато существенное значение имеет тональное распределение светотеней на объемной форме головы и рук.

Масштаб основного объекта изображения предопределяют планы — крупный, средний и общий. Фотопортрет крупного плана фиксирует особенности формы лица, передает его выражение, мимику, улыбку. В фотопортрете среднего плана акцент смещается на позу и жест — на движение всей фигуры. Наконец, общий план показывает человека в окружающей его обстановке (интерьере или пейзаже).

Крупноплановый головной фотопортрет не исключает предметного фона. Причем его атрибуты могут находиться даже между фотоаппаратом и объектом. Допустим, человек сфотографирован через стекло окна вагона.

Фотопортретам среднего, общего плана присуща сюжетность, позволяющая дать единичному образу широкое истолкование. Социальную, профессиональную и психологическую характеристику персонажа здесь дополняет предметная обстановка, в которой он находится.

В индивидуальных фотопортретах учитывается поворот головы и положение туловища. Портретируемый может находиться фронтально к аппарату (анфас), или на три четверти к нему (труакар), или боком (в профиль).

Профильный фотопортрет
В. Калмыкоа. Силуэт
Профильный фотопортрет — несколько обособленный вид изображения. Возможности характеристики внешности в нем ограничены. Фотопортрет в профиль более оправдывает себя, если череп не деформирован, а черты лица крупные и пропорционально сложены. Но и при гармонии всех частей головы очень важно сохранить их тональное согласование, так как темная масса волос обычно резко контрастирует со светлым лицом.

В начальный период развития фотографии была распространена еще другая разновидность профильного фотопортрета — силуэт. Черный плоскостный контур профиля головы или фигуры создается источником света, скрытым позади затененного объекта.

Своеобразным видом фотопортрета является также автопортрет. Автопортрет можно использовать и в сложной по форме композиции, как это попытался сделать Л. Лазарев, соединивший собственное изображение с профилем другого человека.

Фототехника предоставляет широкие возможности разнообразить архитектонику фотопортрета. Нетрудно получить фотопортрет, в котором, фоном будет, скажем, двойной силуэт той же головы. Соединением нескольких негативов, впечатыванием на фон другого снимка и прочими приемами добиваются самых неожиданных эффектов.

На фотопортрете совмещены две тождественные фигуры в профильном повороте
С. Левицкий. Двойной портрет
Как курьез мы воспринимаем теперь «двойной» фотопортрет А. И. Герцена, сделанный его двоюродным братом — выдающимся русским фотографом С. Л. Левицким. На фотопортрете совмещены две тождественные фигуры в профильном повороте: Герцен сидит на стуле перед стоящим напротив... Герценом. Этот шуточный фотопортрет Александр Иванович Герцен подарил своей дочери Ольге с такой надписью: «Два папы, экзаменующие Ольгу — или совещающиеся после экзамена. 10 апреля 1865 г.»

Фотографии доступен и жанр сатирического фотопортрета. Одно время в этой области успешно работал известный фотохудожник Г. Петрусов, проявивший тонкое чувство юмора и техническое мастерство. Фотопортреты подобного жанра получают прибегая к растягиванию мокрого позитива, к изгибанию бумаги при печатании, наложению негативов и другим приемам. Лондонский фотограф Виджи даже сконструировал специальный объектив, дающий шаржированное изображение лица. Разумеется, фотокарикатуры не имеют ничего общего с обычными карикатурами, но они показывают, какими разнообразными приемами располагает современный фотограф при создании фотопортрета.

«Фотоэтюд» — нередко читаем под снимком. Как показывает сама подпись, этот вид фотопортрета не претендует на законченное выражение темы, содержания. Он является, скорее, подготовительной работой к чему-то более значительному. Поэтому его можно по аналогии приравнять к этюду в живописи.

Технология фотографических процессов неизменно сказывалась на эволюции форм фотопортрета. Снимок, получаемый с негатива контактной печатью, долгое время оставался в пределах формата пластинки. Отсюда распространение фотопортретов — «визиток» (размером с визитную карточку) и так называемых «кабинетных» фотопортретов. Ограниченный размер отпечатков породил взгляд на фотографию как на искусство малых форм.

Только с переходом на проекционное печатание (увеличение) открылась возможность получать фотопортреты любого размера. Огромные фотоплакаты и панно ныне не редкость. Прогресс фототехники расширил сферу применения фотопортретов. Изменились и сами методы съемки. Появление малоформатной камеры, высокочувствительной эмульсии, светосильных объективов значительно развило фоторепортаж. Без репортажной съемки не может быть и живых жанровых сюжетов. Оперативная документация подлинных фактов и явлений дает правдивую картину человеческих отношений, убедительно отражая красоту и величие образа нашего современника.

Сюжетный фотопортрет
А. Шишкин. Сеятель
К числу сюжетных фотопортретов следует отнести также снимки, показывающие человека непосредственно у рабочего места в трудовой обстановке. Особенность производства, профессиональные атрибуты — вся атмосфера действия служит добавочной характеристикой образа (А. Шишкин, «Сеятель»). Жанровые сюжеты имеют в своей основе какую-либо жизненную ситуацию. Таким фотопортретам присуща событийность, динамичность. Действующие лица изображаются в их взаимоотношениях друг с другом — в столкновении или общности интересов и чувств. Жанровый снимок нередко обращается в групповой фотопортрет, если автор сумел раскрыть индивидуальный характер каждого персонажа. Групповой фотопортрет очень труден для съемки. Только умелое техническое исполнение позволяет показать в нем типические черты человеческого характера.

В рубрику групповых фотопортретов входят также снимки различных делегаций, сотрудников учреждений, выпускников учебных заведений и тому подобные. Авторы такого рода снимков зачастую вынуждены ограничиваться лишь чистой документацией.

Отдельное место занимает так называемый «официальный» фотопортрет. Вольное истолкование образа здесь совершенно исключено. Съемки, обычно осуществляемые на месте пребывания официального лица (на съезде, приемах, встречах), поручаются, как правило, наиболее квалифицированным профессионалам.

2